February 7th, 2014

Киев своими глазами

1389811930_yevro2

Первый заместитель Секретаря Общественной палаты, член президиума международного движения «Мир без нацизма» Михаил Островский после возвращения из командировки в Киев ответил на вопросы пресс-службы ОП (подробности о работе правозащитников в Украине).

— Хотелось бы расспросить Вас как очевидца событий в Киеве. Действительно ли настолько активны ультраправые?

— Движение, о котором вы говорите, во многом сегодня берет верх. Некоторых из этих деятелей можно впрямую назвать фашистами.

Когда проходишь мимо Майдана, волосы встают дыбом от того, что там видишь. Все смешалось в кучу: висят флаги Евросоюза и неподалеку баннеры с изображением Степана Бандеры. И это в городе, рядом с которым находится одно из самых страшных мест в мире — Бабий Яр, где было уничтожено огромное количество людей. И в этом виновны не только немецкие фашисты, но и бандеровцы, которые конвоировали пленников. И мы, и Евросоюз это знаем!

Как относиться к тому, что какие-то люди, одетые в военную униформу, в основном с повязками украинской повстанческой армии и со знаменами Бандеры, берут штурмом административные здания? Разве это возможно для цивилизованной страны?

Случись такая ситуация в современной Германии или Франции, эту проблему начали бы решать в два счета. Использовались бы дубинки, слезоточивый газ, а в случае необходимости — резиновые пули. И все бы закончилось очень быстро. Но почему на Украине другая ситуация? Почему уважаемые дипломаты позволяют себе приходить на Майдан и выступать в кучке озверевших националистов?

— Там только националисты среди протестующих?

— Конечно, не все такие. Есть там люди разных взглядов, которые искренне считают, что нужны перемены в стране. Есть туристы и журналисты. Встречается, кстати, огромное количество маргиналов, а, попросту говоря, бомжей. Ведь там созданы привлекательные условия: бесплатно кормят, раздают какие-то вещи, одежду...

Вообще я уверен, что любая оппозиция должна работать и действовать во благо своего народа. Оппозиция — это не поганое слово, оно просто означает место той или иной политической группы относительно правящей власти. «Быть в оппозиции» — значит не что иное, как предлагать некие альтернативные варианты развития страны.

Когда люди на баррикады идут под лозунгом «Долой жидов и москалей», считая, что этим они защищают Украину, это уже что-то другое. И едва ли это пойдет жителям страны на благо.

— Безрадостные картины вы рисуете...

— Все, что сейчас происходит — это манипуляция или операция (как хотите называйте). Действуют подготовленные люди, все их действия далеки от конструктива или каких-то там альтернативных предложений по развитию страны и общества. Их главный лозунг — «Долой!». По моему мнению, это попытка насильственного свержения власти. Не могу сказать, кто конкретно такой сценарий разработал. Но, безусловно, все это финансируется. И все это наносит серьезный вред стране, разрывает ее на части.

В этих условиях меня поразило выступление господина Ющенко, бывшего президента Украины (прим. в Киеве на днях во время круглого стола, посвященного проблеме нацистской угрозы). Он сказал буквально следующее, что, дескать, бедный украинский народ был порабощен в течение 300 лет русским народом, и главная угроза исходит сегодня от «москалей». По его мнению, сегодня идет борьба с русификацией Украины. Откровенно говоря, когда господин Ющенко в своем 15-минутном выступлении все время использует термин «украинская нация» невольно вспоминается бывшая советская республика Латвия. Сейчас там есть «граждане», а есть и «неграждане». Украина тоже может последовать по этому пути: будут экзамены на знание украинского языка, закрытие русских школ и прочее...

К слову, очень странно, что «борьба с русификацией» подразумевает, что нужно подвергать риску жизнь и здоровье молодых ребят, которые выполняют свой служебный долг. Я имею в виду «Беркут», который стоит в оцеплении. Как можно допустить то, что в служителей правопорядка бросают бутылками с зажигательной смесью? Чтобы ребята заживо горели?! Подчеркиваю еще раз, что ни одна нормальная европейская страна не позволила бы случиться такой ситуации, тем более в центре города. Это долготерпение власти поражает.

— Интересно, что об этом думает Президент Украины?

— Вместе с коллегами мы прямо задали данный вопрос Виктору Януковичу, он ответил, что главное — «не допустить пролития крови». Конечно, это тоже позиция. Наверно, ее можно уважать. Правда настораживает, что кровь уже пролилась, а промедление в таких условиях может привести к большим потерям и, в конечном счете, к более долгому противостоянию.

Вообще, самое ужасное, что некая кучка людей берет на себя ответственность за происходящее сегодня в стране, и за ними идут. Это неправильно. Вопрос тут давно не в евроинтеграции, а в попытке насильственного свержения законно избранной власти. Гражданин имеет право, как угодно относиться к власти. Но если она избиралась по закону и была признана всем миром, в том числе Евросоюзом, если президент честно победил на выборах (а избирательная кампания, как мы помним, было очень трудной — на финальной стадии было два тура голосования), с этим нельзя не считаться.

— Что можно было бы сделать на уровне общественных организаций для того, чтобы разрядить обстановку, снизить общий накал страстей?

— Вместе с коллегами из Украины и стран ЕС мы уже предложили создать некую гражданскую платформу для общего диалога (чит. подробнее в материале о работе Владислава Гриба в Киеве). Эта площадка свободна от политики — ее главная цель связана с развитием разностороннего гуманитарного сотрудничества. Самое главное, что у нас есть — это хорошие партнерские связи, общие идеи и проекты.

Вместо послесловия:

Михаил Островский: Каждый может по-разному относиться к Ленину. Но ненормально, когда в центре столицы толпа сваливает исторический памятник и разбивает его на мелкие куски. Это напоминает события 1917 года. Если здесь чего и не хватает, так это матросов в бескозырках, перевязанных пулеметными лентами. Все это из той же оперы. Надеюсь, что власти найдут в себе силы и возможности защитить себя и свой народ.